Военно-исторический клуб 'Gettysburg'

 

Индейцы в войне Севера и Юга.




В 1830-х гг. Конгресс США перевесом в один голос принял Закон о переселении индейцев. Президент Соединенных Штатов получил право выселить индейские племена с обжитых мест на пустующие земли к западу от Миссисипи. Хотя эта практика применялась и раньше, именно при президентах Э. Джексоне и М. Ван Бюрене (1830-40-е гг.) она обрела законченную форму. К середине XIX в. на Запад было переселено уже около 84 тысяч индейцев.

Великая Гражданская война затронула в первую очередь три группы индейцев - Севера, Юга и Замиссисипского Запада, и прежде всего мы будем говорить о них. Однако остальные группы аборигенов также не смогли остаться в стороне. Племена Запада и Западного Побережья (штаты Калифорния, Орегон и Вашингтон) оказались жертвами «золотой лихорадки». Добровольческие кавалерийские подразделения устроили настоящую охоту на индейцев, чтобы прогнать их от месторождений золота и дать дорогу старателям. За ухо убитого индейца выплачивали премию в 25 долларов. А пятой группе индейцев - племенам юго-западных равнин - пришлось иметь дело с индейцами, переселенными на их земли из-за Миссисипи, говорившими на чужом языке и в целом принадлежавшими к другой культуре.

Некоторые индейцы смогли остаться на Юге, когда их собратьев переселяли. В первую очередь это были чокто Миссисипи, катавба и ламби Южной Каролины и те семинолы Флориды, которые скрылись в болотах Эверглейдс во время 2-й Семинольской войны. В Северной Каролине осталась группа примерно из 2 тысяч чероков - они бежали от депортации в горы на западе штата. В 1837-38 гг. за ними посылали войска, однако индейцы смогли избежать плена. Их стали называть Восточной группой чероков. Еще две группы индейцев сохранились на Виргинском полуострове, между реками Йорк и Джеймс. Это были памонки и матапони.

Всех этих индейцев белые южане называли «свободными цветными», однако их статус был немногим выше статуса негров. Взрыв истерии после восстания Ната Тернера 1831 г. привел к дальнейшему ущемлению прав всех цветных, и индейцев - в частности. Им запрещалось голосовать, выступать против белых в суде, носить оружие, иметь своих проповедников, даже обучаться грамоте. «Цветные» не могли собираться группами. «Цветной», обвиненный в нападении на белого, приговаривался к смерти, как бунтовщик. Таковой была жизнь индейцев на Юге в канун Гражданской войны.

На Севере перед Гражданской войной оставалось около 30 тысяч индейцев. 2/3 их проживали в трех штатах - Мичиган, Висконсин и Нью-Йорк. Остальных тоже переселили в Оклахому - тогда ее называли Индейской территорией. Несмотря на то, что их не подвергали, как на Юге, таким неприкрытым гонениям, положение индейцев на Севере было немногим лучше. Самое главное, федеральный закон не признавал их гражданами США - а раз так, они не имели никаких прав, кроме тех, которые правительство пожаловало им «из великодушия». Их так же грабили коварные политики, земельные компании и рядовые поселенцы. Они использовавшие все средства - алкоголь, подкуп, подделку документов и неприкрытый шантаж, чтобы отобрать у индейцев земли. И от этого не были защищены даже те индейцы, которые воевали в армии Союза против конфедератов. Часто, пока они сражались, их земли забирали.

А теперь замиссисипские индейцы. Когда их переселяли с Востока, внутри племен начался разброд. Одни призывали «просто смириться», другие - договориться с белыми и взять с них деньги, а третьи - драться за свою землю и свои права. В конце концов, их депортировали, и, уже на новой родине, эти «фракции» принялись искать виноватых. Ничем хорошим это закончиться не могло.

Больше масла в огонь подлил Акт о Канзасе-Небраске 1854 г. Согласно этому документу, белые поселенцы этих территорий сами решали, быть ли там рабству. Столкновения между сторонниками и противниками рабства затронули и индейцев; проигравшие часто бежали на Индейскую территорию. Предполагалось, что там им позволят жить спокойно - но этого, разумеется, не произошло.

А теперь мы зададим наш первый вопрос. Почему индейцы воевали? Главная причина - из-за переселения. Их изгоняли с родных земель, бросали среди чужаков, разделяли семьи. И поэтому индейцы пошли в армию, чтобы заключить сделку с правительством: мы за вас воевали, не трогайте нас больше, оставьте нас в покое - мы заслужили. Некоторые индейцы воевали из мести - они сражались против Союза, так как именно Союз считали главным виновником их бед. Были также и личные причины. Северные индейцы (в смысле географическом) в основном служили Союзу, потому что они жили на Севере и хотели стать добропорядочными гражданами Севера.

На Юге и Западе большинство племен оказались расколотыми - часть сражалась за Союз, часть - за Конфедерацию. Первые - иногда из-за того, что они заключили договор с федеральным правительством и не хотели предавать его. Иногда - в ответ на притеснения «цветных» на Юге. Иногда - чтобы постараться отбить земли, незаконно захваченные гражданами южных штатов, и после победы вернуться на историческую родину.

Порой причины были еще уже. Племена шли на одну сторону, поскольку их традиционные враги (внешние или внутренние) оказывались на противоположной. Если он - юнионист, то я - конфедерат. И наоборот.

За Юг индейцы часто воевали потому, что слишком сблизились с «южным» образом жизни и сами стали частью «южной» цивилизации. Типичный пример - племя чероков, самое «цивилизованное» из Пяти цивилизованных племен Индейской территории. У них была своя письменность, своя газета, свое правительство и суд. Чероки много поработали для того, чтобы пустить корни на Юге. Они были богатым народом. Они владели рабами. В канун Гражданской войны, даже на Индейской территории, у чероков было более 4 тысяч черных невольников.

Они воевали против Союза, потому что Союз нарушил все данные индейцам обещания. Все «вечные» договоры стали простой бумагой. Конфедераты же обещали индейцам, что будут обходиться с ними лучше, чем федералы. Они дали слово выплатить все долги и даже допустить индейцев в Конфедеративный Конгресс. Они обещали им защиту и покровительство; они обязались хорошо снабжать и вооружать индейских солдат на службе КША. И, в принципе, они старались все выполнять. Индейские делегаты (правда, без права голоса) вошли в состав Конгресса. Командование конфедератов снабжало индейцев, пока не начались глобальные проблемы с припасами. Главной проблемой было то, что нечистые на руку белые офицеры часто разворовывали припасы, предназначавшиеся для индейских союзников.

Индейцы воевали и просто из-за того, чтобы выжить. Часто война сама находила их, хотя они сами предпочли бы не вмешиваться. Хороший пример - маленькие племена памонки и матапони. Они жили на Виргинском полуострове, занимались охотой на мелкую дичь, рыболовством, собирательством. Но их спокойной жизни пришел конец, когда на Полуостров вторглась 130-тысячная лавина северян генерала Макклеллана. Делать было нечего, и индейцы вступили в федеральную армию. Они служили верно, и показали себя хорошими солдатами. Индейцы не задумывались, кто победит в этой войне - лишь бы уцелеть самим.

Была и чисто практические соображения. Одним война давала шанс выбраться из нищеты, поскольку солдаты находились на довольствии. Часто индейцы ненадолго оставляли свои подразделения, чтобы отнести своим семьям одеяла, теплую одежду, продовольственные пайки и патроны для охоты, а затем возвращались в строй. Другим просто хотелось развлечься. А третьи видели в войне шанс самовыразиться - особенно если в родном племени только воин считался мужчиной.

Теперь, разобравшись с первым вопросом, зададим второй: какую роль индейцы играли на войне? Как я уже отметил, воевало примерно 20 тысяч индейцев, причем они поделились примерно пополам. За Конфедерацию сражались примерно 11-12 тысяч индейцев, соответственно, 8-9 тысяч - за Север. Некоторые индейцы служили во флоте - обычно те, которые до войны занимались рыболовством (как памонки) или китобойным промыслом (как пекоты Коннектикута). У северян они стали отличными лоцманами.

Большинство же служило в сухопутной армии, в составе отдельных «индейских» подразделений, рот или полков, а то и простыми солдатами в синих или серых мундирах. При этом многие не знают, что в федеральной армии много индейцев было в так называемых «цветных» полках. Считается, что там воевали только негры - однако, «цветной» тогда значило просто «не-белый». Ты мог быть из Италии, Испании, Греции или Египта - но у тебя была смуглая кожа, а раз так, ты считался «цветным». В эту группу, естественно, попали и индейцы. Поэтому, особенно в Новой Англии, их часто и отправляли в «цветные» полки.

Пример - группа индейцев-пекотов в 30-м Коннектикутском «цветном» пехотном полку. Затем их перевели в 31-й Цветной, где оказалось еще несколько индейцев-тускарора из Нью-Йорка. Этот полк понес страшные потери в бою в Питерсбергской воронке. Там же сражались оттава и чиппева из Мичигана и Висконсина (рота «К» 1-го Мичиганского снайперского полка). В 14-м Нью-йоркском полку тяжелой артиллерии служили индейцы-сенека. 37-й Висконсинский добровольческий полк состоял из онейда, меномини, чиппева и стокбриджей.

Со стороны конфедератов, в Питерсбергской воронке сражались индейцы катавба в составе 17-го Южнокаролинского полка. Перед войной в племени катавба осталось всего 110 человек, примерно поделенных между Северной и Южной Каролиной. Из 55 индейцев Южной Каролины почти все боеспособные мужчины надели серые мундиры. Их оказалось всего двадцать, и они служили в 5-м, 12-м и 17-м Южнокаролинских добровольческих полках.

Заметный вклад в Гражданскую войну внесли различные индейские полки, которые базировались на Индейской территории. Среди самых известных - 1-й и 2-й Черокские конно-стрелковые, 1-й и 2-й Крикские кавалерийские полки, конные батальоны оседжей и семинолов.

За Миссисипи воевали и индейцы-северяне. В первую очередь это были бойцы канзасских индейских подразделений самообороны. В них служили как уроженцы Канзаса, так и лояльные федеральному правительству жители Индейской территории, бежавшие от конфедератов.

Еще стоит отметить так называемый «Легион индейцев и горцев Томаса», сражавшийся на стороне южан. Его сформировал белый уроженец Северной Каролины, полковник Уильям Томас. Юность он провел с Восточной группой чероков, был ими усыновлен и получил имя Уил Усте (Маленький Уил). «Легион Томаса» состоял из 2800 человек - полка, батальона, нескольких рот, кавалерийских и артиллерийских подразделений.

Как индейцы сражались? Учитывая их численность, достойно. Считается, что первым генералом северян, убитым на войне, стал бригадный генерал Натаниэль Лайон, а убили его индейцы из 2-го Черокского конно-стрелкового полка. Лайон командовал 2-м Канзасским добровольческим пехотным полком. Он погиб в битве при Уилсонс-Крик (близ Спрингфильда, Миссури), на Кровавом холме. Это случилось 10 августа 1861 г.

В битве при Пи-Ридж (Арканзас) 1-й и 2-й Черокские конно-стрелковые полки бросились в атаку через открытое поле, оттеснили пять рот федеральной кавалерии, захватили три орудия - неплохо. Особенно для индейцев, которые по договору с Конфедерацией вообще не обязаны были воевать за пределами Индейской территории. Катавба из Южнокаролинских полков отличились на Полуострове, во втором сражении при Булл-Ран, при Антитаме, в окопной войне под Питерсбергом. По меньшей мере семеро из двадцати индейцев погибли, и, как отметил один историк, только трое солдат вернулись домой без серьезных увечий.

При Виксберге индейские снайперы из 14-го Висконсинского полка, замаскировавшись листьями, проползли несколько сот ярдов и подавили два орудия мятежников. Отличился и «Легион Томаса», который в течение года (с сентября 1862 г.) вел партизанскую войну в горах Теннесси и Северной Каролины. Легионеры охраняли перевалы, охотились за дезертирами и шпионами Севера, угоняли скот, и т.п.

В 1863 г. федералы под командованием генерала Бёрнсайда взяли Ноксвилль, и «Легиону» пришлось перейти к обороне. Они сковывали силы северян в регионе до конца войны, успешно избегая всех попыток нейтрализовать их. Фактически, «Легион Томаса» сложил оружие последним из подразделений конфедератов на восточном театре. Это произошло 9 мая 1865 г., через месяц после капитуляции Роберта Ли, и через две недели - после Джозефа Джонстона.

В роте «D» 132-го Нью-йоркского добровольческого пехотного полка служило 25 индейцев. Один из них дослужился до капрала, двое - до сержантов, и один - до лейтенанта. Они отличились в боях на территории Северной Каролины и присутствовали при капитуляции Дж. Джонстона.

Оттава и онейда из 1-го Мичиганского снайперского полка участвовали в поимке неуловимого Джона Ханта Моргана, сражались в битве в Глуши, Спотсильвании, осаждали Питерсберг. Во время наступления федералов на Питерсберг 17 июня 1864 г., они отразили две контратаки конфедератов, взяли в плен двух офицеров и 86 солдат и захватили знамена 35-го Северокаролинского полка. Когда эти индейцы были демобилизованы, оказалось, что из 114-ти пережило войну менее 2/3.

В сражении при Спотсильвании индейцы из 14-го Нью-йоркского полка тяжелой артиллерии захватили и уничтожили гнездо снайперов-южан. А конфедераты из 1-го конно-стрелкового полка Чокто-Чикасо одержали важную победу над северянами в бою у Пойзон-Спрингс (близ Кэмдена, Арканзас).

Два индейца сделали в Гражданской войне особенно успешную карьеру. Одним из них был подполковник Уби Сэмюэль Паркер, сахем племени сенека. Он дослужился до бригадного генерала и стал первым индейским генералом в армии США. После войны Паркер опять-таки первым из коренных американцев был назначен уполномоченным по индейским делам. Однако впоследствии он, личный друг президента Гранта, жестоко пострадал от скандалов, связанных с его администрацией. Паркер умер в Фэйрфильде (Коннектикут), но затем был перезахоронен на родине.

Другой индеец - Стэн Уэйти (Уэйки) из племени чероков, бригадный генерал армии конфедератов (с сентября 1864 г.). Он командовал Индейской бригадой на Замиссисипском Западе. Многие историки считают его лучшим генералом южан на западном театре. Его главные подвиги - захват федерального парохода «Дж. Р. Уильямс» на р. Арканзас 10 июля 1864 г. и захват большого военного обоза северян у Кэбин-Крик (Индейская территория) 9 сентября 1864 года. В шестичасовом бою воины Уэйки (в основном чероки и несколько чокто) ранили около 200 солдат Союза, около 120 взяли в плен и захватили 129 фургонов и 740 мулов. Сами они потеряли 8 бойцов и одного офицера.

Однако это победа была уже ни к чему - Конфедерация уже проигрывала войну. 26 мая 1865 г. генерал Эммонд Кирби Смит в Новом Орлеане сдал все «белые» войска КША к западу от Миссисипи. Почему только «белые»? Потому, что каждое индейское племя заключило свой договор с Конфедерацией, и должно было решать свою судьбу самостоятельно. Стэн Уэйки и около 1200 бойцов его Индейской бригады сдались в Доксвилле (Территория Чокто) 23 июня 1865 г. Это было последнее крупное подразделение конфедератов. Несколько рот криков и чикасо сложили оружие еще позже; последний отряд сдался 14 июля.

Итак, как видим, индейцы хорошо показали себя во время войны. А что они получили за это? Как сложилась их дальнейшая судьба?

Судьба жестоко обманула их. Гражданская война в представлении индейцев была последним шансом отстоять родные земли, однако она стала последним гвоздем в крышку гроба их независимости. Еще до начала войны, в 1860 г., федеральные чиновники уже стоили планы по дальнейшему переселению индейцев, чтобы раз и навсегда избавиться от «индейской проблемы». А когда война уже разгорелась, и на восточном театре люди гибли тысячами, армия США активно «замиряла» индейцев на Великих озерах, на Северо-западе, в прериях. На Индейской территории сторонники Севера и Юга с упоением рвали друг другу горло. Когда-то благодатная, земля Пяти цивилизованных племен превратилась в бесплодную пустыню. Подсчитано, что за годы войны банды мародеров лишили индейцев Оклахомы 132 тысяч голов скота.

К концу войны 14% индейских детей Оклахомы осиротели. Еще 16% детей потеряли отцов, а 33% женщин остались вдовами. Восполнять потери было неоткуда. Индейские сообщества еще больше ослабли, и их зависимость от великого белого отца из Вашингтона (экономическая, юридическая и политическая) только усилилась. Однако ему, как правило, не было до них никакого дела.

Капитуляция Юга и его разоружение с апреля по июнь 1865 г. не принесли индейцам мира. Напротив, в истории «индейских войн» началась новая, заключительная эра. На Границе строились новые форты, а старые получили свежие гарнизоны с Востока. Новейшее оружие, которое изобреталось, совершенствовалось и испытывалось в годы войны, теперь было направлено против индейцев. Если раньше с ними сражалась преимущественно пехота, то теперь тактика была реорганизована. Отныне армия в операциях против индейцев полагалась в основном на высокомобильные кавалерийские части.

За десять лет, с 1865 по 1875 г., произошло более двухсот столкновений - от незначительных стычек до крупных битв - между войсками США и различными индейскими племенами. В 1882 г. газета «Нью-Йорк Таймс» писала, что только из-за индейцев Соединенные Штаты содержат постоянную армию. 80% военного бюджета и 73% вооруженных сил было брошено на «замирение» индейской границы. Но краснокожим приходилось сражаться не только на полях битв, но и в судах. В отличие от негров - других жертв Гражданской войны - статус индейцев никак не изменился.

13-я поправка к Конституции США (1865 г.) отменила рабство, 14-я (1868 г.) предоставила неграм гражданство, а 15-я (1870 г.) наделила их правом голоса. А индейцы даже после войны не получили гражданства; они до сих пор считались так называемыми «внутренними зависимыми нациями». В 1884 г., по итогам судебного процесса «Элк против Уилкенса», индейцы снова были названы «чужеродными нациями». И индеец не мог стать полноправным гражданином США, если правительство не давало на то особого разрешения, или он не соглашался выйти из своего племени и жить самостоятельно.

Через два года, в 1886 г., прошел еще один судебный процесс - «Соединенные Штаты против Кагамы». Один индеец убил другого в резервации, и Верховный суд решил дело так: индейцы являются «подопечными» американской нации, индейские племена находятся в зависимости от США, которые кормят их и защищают, поэтому они не подчиняются властям отдельных штатов и лишены их покровительства.

Последним ударом стало решение Верховного суда по делу «Одинокий Волк против Хичкока» (1903 г.). Поводом стало то, что федеральная комиссия в одностороннем порядке распродавала земли кайова и команчей неиндейцам - несмотря на договор 1867 г., который запрещал продавать резервационные земли без согласия ? всех взрослых мужчин. Вождь кайова Одинокий Волк решил обратиться в суд. Его же решение было таковым: поскольку индейцы являются зависимыми нациями, а Конгресс - их опекуном, то Конгресс имеет право аннулировать любой старый договор с индейцами, если сочтет это «полезным» для своих подопечных.

И с 1887 по 1934 гг. американское правительство сочло «полезным» сократить индейские владения почти втрое - с 138 до 52 миллионов акров. Можно сказать, что американский индеец стал самой главной жертвой Гражданской войны.

 

Kohn, Phil. Indians in the Civil War; перевод А. Абакумова, 2003. 
Фил Кон - член организации Robert E. Lee Civil War Round Table 
(из лекции 12 августа 1996 г.)




Создан 18 фев 2016